"Мы – "букет" из кактуса и одуванчика"
28.07.2007

"Мы – "букет" из кактуса и одуванчика"

Сестры Тельнюк впервые запели вместе больше двадцати лет назад. А в 1989-м, выступив на легендарной "Червоной Руте", получили всенародное признание и любовь. В 90-е годы сестры набирались опыта в США и Канаде. Теперь они снова в Украине. И хотят вернуть былую популярность: сестры Тельнюк выпустили новый альбом "Жовта кульбаба" и отправились в концертный тур. В планах на осень – выпуск еще одного альбома. Дочери поэта Станислава Тельнюка, Леся и Галя, похожи внешне, но совершенно разные внутри. Леся – утонченная и загадочная, Галя – строгая и прагматичная, а говорить предпочитают откровенно и обо всем: музыке, людях, жизни – в США и Украине.

– Как живется сейчас украинской диаспоре?

Галя: Не слишком хорошо – она стала разрозненная. Да и неграмотная даже: газеты – и те выпускают без точек и запятых. Нам, к примеру, намного легче выступать для американской или канадской публики, чем для диаспоры. Да и вообще: жизнь в США и жизнь в диаспоре – противоположные явления. Раньше она создавала патриотические ценности, а сейчас – экономические. Диаспора привозит с собой "совок". В центре Нью-Йорка, в итальянском квартале, есть украинская церковь, которую наши люди выкупили в 30-х годах. Но сейчас ее итальянцы снова заберут, ведь туда никто не ходит.

Леся: Может, люди хотят быстрее забыть свои корни, вклиниваясь в американское общество, но это – невозможно. Америка – закрытая страна. В сферу обслуживания приезжим можно попасть, но в высшее общество, в "свои круги" путь закрыт навсегда. Поэтому у многих эмигрантов мечты рушатся, как только заканчивается "туристический период". А на пути в США мечтают: только самолет приземлится – наступит рай. Нет такого.

– Кто ходит на ваши концерты: диаспора, "аборигены"?

Леся: По разному. Если говорить о зарубежных концертах, то случались и такие, где не было ни одного украинца. И тогда перед каждой песней мы рассказывали ее "краткое содержание".

– А вас самих, что туда привело?

Леся: Мы там расширяли кругозор. Впервые поехали в Канаду в 1990-м году. Потом объездили все самые большие города Северной Америки: Чикаго, Торонто, Монреаль, Оттаву... Осели в Нью-Йорке. Выступления у нас всегда были разнообразными: акустические, фолковые, академические... Устраивали в нью-йоркских клубах вечера бандуры. Делали литературно-музыкальные постановки. Познакомились с художником Игорем Полищуком – украинцем, живущим в Канаде. Заметили, что на трех наших концертах подряд один и тот же мужчина сидел в первом ряду и громко кричал: "Браво!". Думали, что хулиган, а оказалось – художник. Он потом создал картины к каждой из песен, исполняемых нами на концерте. А мы стали крестными мамами его сына.

Галя: А я углубленно изучала американскую литературу в университете. Литература каждой страны для меня – как планета, которую хочется исследовать.

– Сами литературных подвигов не планируете?

Леся: Разве есть человек, который не хочет написать мемуары? Мы – не исключение. Просто боимся говорить о планах наперед.

Галя: Леся с детства подавала надежды как литератор, но нашла оправдание: мол, пишет музыку. Но поэзия ее идеальная – не поддается редактированию.

Леся: Это тебе просто лень!

– Не нужно ссориться! Расскажите лучше, что же в Америке хорошего?

Леся: Америка – это "країна мрій". Мы ассоциировали ее со всем наилучшим, что есть на планете, что создало человечество... В определенной мере надежды оправдались, но были и разочарования. Творчеством можно заниматься в разных точках земного шара, но приятней всего – дома. Более того: находиться дома – это главное для человека, который считает себя творцом. Но мы рады, что в нашей жизни была и Америка, и Канада, и Англия с Ирландией. Кстати, Ирландия очень похожа на Украину: там тоже встречаются домики под соломенными крышами.

– Интересно, а Нью-Йорк по ценам сильно отличается от Киева?

Галя: Почти одинаковый! Двухкомнатную квартиру в 20 милях от Манхэттена (то есть как у нас на Левом берегу) мы снимали за 700 долларов. В центре аренда обошлась бы в три тысячи. А продукты некоторые там даже дешевле. Правда, у нас они качественней.

– Готовите?

Галя: Конечно, хотя домашнее хозяйство и отбирает силы. Поэтому, чтобы быть творчески продуктивнее, иногда ограничиваем себя в еде. В бытовом плане мы, кстати, абсолютно разные. Леся живет по принципу "сказала-сделала". Если вдруг решит не кушать с понедельника по пятницу, так и будет.

Леся: Нет!

Галя: Ну, может отвлечься на стакан воды. А у меня мужской характер: на голодный желудок начинается истерика и категорически портится настроение.

– Кстати, о мужчинах: как мужья выдерживают ваши гастроли и творческие "заморочки"?

Леся: Можно было бы заинтриговать читателей: сказать, что мужья и не догадываются, чем их жены занимаются более пятнадцати лет. Но все проще: мужья во всем поддерживают нас, они – и первые наши критики. Мне еще и сын Остап советы творческие дает. Он любит рок-музыку, а в этом году получил диплом юриста. А у Гали двое детей: Оля (закончила недавно университет им. Шевченко) и Рома (ему всего одиннадцать лет).

– Леся, Галя, вы – коренные киевлянки. Что думаете о том, как изменяется наш город?

Леся: С одной стороны, Киев теряет лицо, а с другой – становится чище и цивилизованнее. Киев – мегаполис, потому из него сложно сделать город-музей. Главное – сохранить традиции. Поэтому архитекторы, которые работают в Киеве, должны быть очень образованными, хорошо знать историю. Было бы чудесно, если бы исчезли дома 70-х годов. Они некрасивые. Хрущевки – как ульи. Люди, которые сейчас проектируют, строят, создают лицо города на много лет вперед, должны быть личностями. Чтобы их внукам не стыдно было сказать "этот дом построил мой дед". За такими масштабами спрятаться легко, поэтому заниматься городом нужно не на страх, а на совесть – это же огромная ответственность.

– Вы – все время вместе: на сцене, в жизни. Может, и в снах друг другу являетесь?

Леся: Сон – продолжение жизни, так что – обязательно.

Галя: Знаете, дуэтов в мире очень мало, потому что это тяжелый хлеб. В дуэте нужно открывать сердце человеку, с которым работаешь, и уметь уступать, дать раскрыться индивидуальности партнера. Наша радость успехам друг друга – тоже часть шоу. А безликость – это провал. Мы очень близки друг другу – и во сне, и наяву.

– Ваш альбом называется "Жовта кульбаба". Представьте: а если бы вы были цветами...

Галя: Я – кактус.

Леся: А я вот, все-таки, – "кульбаба", одуванчик. Меня так и в детстве называли.





reverbnation.com