«Украинский шоу-бизнес — это мясорубка, выдающая некачественный фарш»
23.01.2008

«Украинский шоу-бизнес — это мясорубка, выдающая некачественный фарш»

Лауреаты «Червоной руты» сестры Галина и Леся Тельнюк рассказали «ВЕДОМОСТЯМ», что живут и работают вопреки попсе.

БОЛЕЕ десяти лет у Леси и Галины Тельнюк не было сольных концертов в Киеве. Все это время дочери известного украинского писателя-диссидента Станислава Тельнюка радовали своим творчеством жителей Канады, США, Великобритании, Ирландии и многих других стран.

Позавчера в помещении Молодого театра дуэт презентовал свою новую музыкальную программу «Київ... Сiчень... Кульбаби». Шоу было действительно уникальным. На два часа я забыл о пробках на киевских улицах, о том, что так и не нашел свою сберкнижку, обо всех этих «прорывах» и нарывах родной власти... Я окунулся в мир прекрасной музыки. Выступление получилось очень нежным, женственным, утонченным и одновременно драйвовым. Творчество сестер Тельнюк — это кружевная вязь из джаза, рока и классики. А глубокие по смыслу тексты, лежащие в основе песенных форм, просто завораживали публику. За несколько дней до концерта Леся и Галя любезно согласились ответить на вопросы «ВЕДОМОСТЕЙ».

— Почему ваша концертная программа имеет такое необычное название — «Київ... Сiчень... Кульбаби»?

Галя: Потому что наш новый альбом называется «Жовтi кульбаби». Мы с Лесей дети большого города — киевлянки, рожденные на Крещатике. Одуванчик можно считать урбанистическим символом. Этот цветок первым зацветает весной в городских парках и скверах. В своем стремлении к солнцу он способен пробить асфальт. С одуванчиками связано теплое воспоминание из детства: у меня была больная печень, поэтому отец выкапывал корни этого растения, сушил их, перемалывал и делал для меня одуванчиковый «кофе». Тексты к песням из альбома писались тогда, когда я училась в Нью-Йорке, а Леся работала в Киеве. Все они очень личные, обостренные нашим с сестрой пребыванием по разные стороны океана, переполненные чувством временной или вечной утраты.

Леся: В предыдущих альбомах мы писали музыку в основном на слова украинских классиков — озвучивали их прекрасные поэтические тексты музыкальным языком. Это был очень широкий спектр: начиная от поэзии Шевченко, Леси Украинки, Богдана-Игоря Антоныча, заканчивая стихотворениями Василия Стуса, Ивана Драча и нашего отца Станислава Тельнюка. А новый диск для нас ценен тем, что почти все тексты написаны моей сестрой Галей. Есть две мои работы и одна — отца. Получился действительно семейный альбом.

— В 1991 году в качестве лауреатов фестиваля «Червона Рута» вы поехали в Канаду. Это были ваши первые зарубежные гастроли?

Галя: Наша первая поездка в Торонто имеет свою историю. Во-первых, на второй «Руте» нам не хотели давать звание лауреатов. Так что третью премию мы получили скорее по воле случая. Это несмотря на то, что и мы, и наш отец были причастны к разработке концепции и организации фестиваля. Я не хочу сказать, что в ходе песенного форума были какие-то закулисные махинации. Просто у каждого из членов жюри и оргкомитета, очевидно, были свои симпатии. Во-вторых, до самого дня отлета в Канаду мы точно не знали, берут нас или нет. Мы с Лесей ехали в Москву, откуда должна была улетать делегация «червоноруточников», не имея виз в паспортах. А вообще, у нас тогда была очень мощная команда — «Брати Гадюкiни», «Сесричка Вiка», другие исполнители. Многие из них, выехав за рубеж, там и остались.

— После Канады у вас были гастроли в Ирландии, Англии, Европе, США. Это была попытка «побега» из Украины к более благодарной публике?

Леся: С первых дней независимости в украинском шоу-бизнесе начался «захват территорий». Ничего оригинального не происходило. О национальных традициях и самобытности украинской культуры только громко говорилось, а на самом деле наш шоу-бизнес формировался как плохая калька с того, что происходило в России.

Галя: Попса набирала все больше силы. А нас несложно было вытеснить со сцены, поскольку мы никогда не занимались развлекательной музыкой. Поэтому возможность выехать за рубеж была для нас просто находкой. На Западе нас понимали даже те люди, которые не знали украинского языка. Очень тепло принимали в Ирландии. Жители этой страны очень много знают об Украине. Они считают, что история наших народов во многом похожа... Если говорить о Канаде, то там на украинской музыке выросло целое поколение. На наши последние концерты в этой стране приходили люди, услышавшие нас впервые более десяти лет назад. Многие из них уезжали из бывшего СССР в начале 90-х годов прошлого века. Они приводили с собой на концерты своих детей, выросших уже в Канаде и не знающих родного языка. Эта молодежь, дети слушали наши выступления с восторгом в глазах — для них это была возможность соприкоснуться с Украиной, которая навеки отложилась в их генах.

— У вас была возможность остаться жить в Канаде или США. Почему вернулись на родину?

Леся: Потому что мы никогда по-настоящему не уезжали.

Галя: Когда мы с Лесей были в Ирландии, журналисты этой страны, зная о политико-экономической ситуации на постсоветском пространстве и о том, что многие выходцы из СССР стремятся всеми правдами и неправдами обосноваться на Западе, часто спрашивали нас: «Вы останетесь здесь?». И когда мы отвечали: «Конечно, нет!», наши рейтинги не падали, а, наоборот, начинали расти. Мы с Лесей никогда себе даже не представляли, что сможем жить без Украины. Так нас воспитал отец. Это сейчас у современной молодежи другое отношение к жизни. Возможно, если бы мы воспитывались на попсе, на песнях Поплавского и Верки Сердючки, то спокойно плавали бы в волнах того, что принято называть «американской мечтой».

— Неужели эта «мечта» вас абсолютно не задела?

Леся: На самом деле американцы очень отличаются от европейцев. Мало кто из них ставит перед собой цель: «дом, машина, сад». В гораздо большей мере они ценят собственную внутреннюю свободу. Возможность посещать концерты, спектакли, фильмы, читать хорошую литературу.

Галя: Наш отец был аскетом и нас так воспитал. Причем его аскетизм иногда доходил до парадоксов. Родители всегда одевались более чем скромно. Папа был членом Союза писателей, но даже подумать не мог о том, чтобы стать в какую-то льготную очередь на «Жигули» или получить другую подачку от советской власти.

— Тяжело в советские времена было быть детьми Станислава Тельнюка?

Леся: Мы с самого детства были белыми воронами. Когда начали ходить в школу, отца стал преследовать КГБ. Он свидетельствовал в деле Стуса, после чего попал в так называемый «список Маланчука» — был такой идеолог ЦК. Отца перестали печатать, давать эфиры. Маму нигде не хотели принимать на работу. Отношение властей к отцу отразилось и на нас с Галей. Учеба в школе стала сродни кошмару. Пришлось перейти в другую. Да что говорить, если я не смогла поступить в музыкальное училище только потому, что в приемной комиссии знали, кто мой отец! И только гораздо позже мне удалось окончить Киевский институт культуры.

— Галя, а у вас проблем с поступлением на факультет журналистики госуниверситета имени Шевченко не возникло?

Галя: Нет. У отца там всегда было много друзей. Хотя это нисколько не облегчало мою учебу. Наоборот, преподаватели предъявляли ко мне повышенные требования. Так что быть дочерьми Станислава Тельнюка являлось и большой ответственностью, и трагедией, и счастьем.

— Насколько я понимаю, другого бизнеса, кроме того, что даете концерты, у вас нет. Какой-никакой украинский музыкальный рынок уже сформировался. Каким образом собираетесь занять в нем свою нишу? По каким правилам играть будете?

Галя: Играть будем по своим собственным правилам, а свою нишу мы заняли уже давно. Мы абсолютно независимы, мы не подчиняемся условиям шоу-биза и очень рады этому. Сегодня украинский шоу-бизнес — это мясорубка, выдающая некачественный фарш. Это как поход в супермаркет, где каждый продукт имеет свое название и ценник. Но где гарантия того, что говяжий, свиной или гусиный фарш не сделан из собачатины? Мир сейчас разделился на тех, кто смотрит и предпочитает музыку, которая звучит с экранов телевизоров, и на тех, кто слушает другую музыку. Я считаю, что люди, которые слушают андеграунд (а я нас тоже отношу к этому направлению), получают намного больше, чем любители попсы. То, что сейчас звучит в эфире, засоряет душу! Я, например, стараюсь это не слушать и не смотреть. Хотя есть одаренные исполнители, которым, к сожалению, несмотря на талант, не удается избежать мясорубки. Мы с сестрой хотим создать объединение единомышленников, в которое будут входить не только музыканты и представители СМИ, но и все люди, для которых, так же, как и для нас, «культура», «духовность», «мораль» — не просто слова.





reverbnation.com