АИФ: Из Нью-Йорка в Киев
10.04.2008

АИФ: Из Нью-Йорка в Киев

Пожалуй, на Западе сестер Тельнюк знают лучше, чем в Украине. В Европе и Америке певиц значительно чаще приглашают в невесомый, дорогостоящий телеэфир. В нашей стране клипы сестер тоже крутят, но говорят, что «все это - не формат». Ничего удивительного: в украинской культуре масс-медиа многое не попадает «в формат». Возможно, это и к лучшему.

 

Сестры как проект

- В Украине и России так много девичьих групп, что хочется спросить: много ли на Западе сестринских дуэтов?

Леся Тельнюк: Есть такие группы, но их очень немного, в основном – в альтернативной музыке. Но, скорее, это не сестринские дуэты, а «скомпонованные».

Галя Тельнюк: Вообще идея коллективных пений, начиная с дуэтов, сводится к одному знаменателю. И уже не имеет значения: это дуэт родственников или чужих девочек. Вот, например, «Виагра» или «Сливки». Какая разница: кто их участницы? Они поют одинаково об одном и том же.

- В Америке с группой «Сестры Роуз» не сталкивались?

Галя: «Сестры Роуз» – близнецы, всем интересны своей похожестью: насколько одинаково двигаются, попадают в ноты… Их музыка – развлекательная, составленная из простых составляющих. «Сестры Роуз», кстати, родом из России… А у нас музыка балладного характера. И не знаю, потянули бы наш подход к музыке такие дуэты как «Баккара» или «Сестры Липс», певшие в 1970-х.

Леся: В современной музыке, мне кажется, форма дуэта еще не нашла своего развития, не достигла вершины. Вся сложность и интерес нашего дуэта состоит в том, что на сцене есть две творческих единицы, а это не просто. Своей любовью ты должен наполнить партнера. А если нет любви, уважения друг к другу – мне кажется, это провал.

- Родители с раннего детства учили вас умению дружить?

Галя: Мы – погодки. Когда я родилась, Леся меня очень полюбила и стала обо мне сильно заботиться. Таскала с кухни конфеты, засыпала сахаром… Меня трехмесячную даже накормила сливой... Со временем Лесю отдали на музыку (она было очень музыкальна с раннего детства), а мне прочили совсем другое будущее, поэтому на музыку с сестрой я ходила за компанию.

Леся: Потом Галю отдали на балет и меня, наоборот, водили с ней за компанию. Когда нам исполнилось по 12, 13 лет, мы стали петь вместе. Я говорила Гале: «Давай не пойдем в школу, я сделаю тебе бутерброд с сыром и мы попоем!»

- Вы всегда вместе?

Галя: Бывали периоды, когда отделялись друг от друга. Я работала на украинском радио как журналист, и думала, что к пению уже не вернусь. А Леся несколько лет пела в трио.

Чемоданная жизнь

- Когда переехали в Америку, тяжело было начинать?

Галя: Мы никуда не переезжали. Переезжают люди, оставляющие на родине все. А у нас не было с Украиной разрыва. Мы очень хотели работать, но в Украине тогда в нас не было потребности.

Леся: Удивительно, что в Америке до сих пор очень мало знают об Украине и по-прежнему считают ее страной третьего мира. Помню, как мы выступали в штате Айова, в городе Ньютон. На концерте были одни американцы и мэр города потратил целый час на лекцию о том кто такие украинцы.

Галя: После нашего концерта многие американцы плакали и признались, что не ожидали, что в Украине есть такое искусство. Их представление о современной украинской культуре ограничиваются традиционными танцевальными коллективами.

- Как себя чувствуете на фоне современной украинской поп-музыки? Ваши песни, мягко выражаясь, не вписываются в тенденцию «два притопа - три прихлопа».

Галя: К счастью или к сожалению, мы сегодня не совсем в курсе, что происходит в украинской поп-музыке. И, думаю, никто никому фон не создает. У каждого – свой путь. Мы не считаем, что наш слушатель обязательно должен закончить Оксфорд или Киево-Могилянскую Академию. Вот, например, на Западе все просто: хочешь быть Бритни Спирс – идти по такому пути, хочешь быть джазовым исполнителем Лени Кравицем – поступай так-то…

А еще в Америке впечатляет любовь публики к своим звездам. Помню, как мы с Лесей были на шоу Мадонны. Начался концерт ровно в 19.00 и закончился ровно в 20.30. И все это время крик в зале не затихал! При этом все зрители от 12 до 70 лет знают слова всех песен на память! У меня было ощущение, что шоу набирает обороты так, как набирают обороты истребители.

- В вашей жизни было много переездов. Чему научила чемоданная жизнь?

Галя: Умению концентрироваться и расслабляться, когда это нужно. И, конечно, воспринимать всех людей как большую ценность, видеть их трагические, грустные и одновременно веселые судьбы. Чемоданная жизнь научила нас любить людей – абсолютно разных.   

Лица страны

- В последнее время вы много гастролируете по Украине. Наша страна действительно такая разная, как об этом говорят политтехнологи?

Галя: Когда мы впервые ехали в Донецк, у нас тряслись ноги: не знали чего ожидать. Но все эти разговоры о разделе страны – черный пиар. Просто на востоке страны мало информации об украинской культуре, искусстве.

Леся: Сегодня многие говорят о национальной идее Украины. Мне кажется начинать надо с создания своих традиций. Помните, как на годовщину Голодомора люди ставили свечки на окна? В прошлом и позапрошлом году их было намного меньше... Не надо бояться нового. Естественное приживется само.

Галя: Сегодня люди уже очень хорошо видят, когда пиар-компании выдают за патриотизм. Вот, например, Америка тоже очень разная. Но Соединенные Штаты не распадаются на множество государств.

- На ваш киевский концерт пришла первая леди страны, поднялась на сцену, подарила цветы... Вы давно знакомы с Екатериной Ющенко?

Леся: Об этом визите нас предупредили за день. Мы познакомились в 2001 году, когда Екатерина Ющенко побывала на нашем спектакле «Украинский буржуазный националист»… Она – необыкновенная женщина, энергичная, сильная, деликатная. Харизматичная личность. Это признают и американцы, которые ее очень уважают.

- Вернувшись в Киев из Нью-Йорка, вы почувствовали, что культурный уровень в стране упал?

Леся: Иногда мы воспринимаем Киев как чужой город, нам незнакомый, в котором живут совсем другие люди, их интересуют очень общие вещи: где расположен «Макдональдс», где живут звезды? Мне кажется, проблема в том, что большинство украинцев не уверены в своих силах. Они растеряны, требуют ориентации на что-то, грубо говоря, модное, гламурное. Складывается впечатление, что все плывут в одну сторону, не имеют своего лица…

Галя: Киев превращается в большой мегаполис и претендует на звание культурной столицы. Но хотелось бы, чтобы в столице Украины культурная жизнь была насыщеннее. У нас должна быть «галерея на галерее», «музей на музее»... А на самом деле выбора особого нет: куда пойти? Знаете, в Америке интересная жизнь ценится значительно дороже, чем возможность покупать дорогие вещи.

Досье АиФ:
Леся и Галя Тельнюк - дочери известного украинского поэта Станислава Тельнюка, творчество которого в 1970-х было запрещенным. Сегодня о дуэте «Сестры Тельнюк» говорят, как о проекте, отвечающим мировым требованиям. Сестры выступали в США, Канаде, Ирландии, Великобритании, Бельгии, Германии, Польше, России и Белоруссии, они - едва ли не единственные среди отечественных исполнителей поют песни на стихи украинских классиков – Богдана-Игоря Антоныча, Лины Костенко, Васыля Стуса и др., и всегда выступают «вживую». В репертуаре дуэта - баллады, романсы, фольк-роковые композиции, акапелла, джаз-рок и т.д. В 1997 году с гитаристом Миком Тейлором (экс-„Ролинг Стоунз”) сестры записали блюз „Моя напрасная любовь”.





reverbnation.com